Российский фронт «сыпется» под ударами ВСУ сразу в нескольких местах.

Как развивается наступление украинских войск, что происходит вокруг Херсона и какие территории ВСУ может вернуть до конца года, рассказывается в материале РБК-Украина.

Украинская армия развивает наступление в Луганской и Херсонской областях. Чтобы компенсировать перед внутренней аудиторией провалы на фронте, россияне пытаются отчаянно пробиться в Бахмут, параллельно обстреливая энергетическую инфраструктуру по всей стране.

Но террор гражданского населения никак не поможет оккупантам на поле боя – нынешние условия играют не в пользу агрессора. После преступной аннексии украинских территорий новая «карта» России стремительно сокращается. Оккупационные войска на юге уже не могут получать обеспечение в том темпе и масштабе, которые были до повреждения Крымского моста.

Российскую публику, похоже, морально готовят к поражению в битве за Херсон. Плюс, перед Кремлем вырисовывается перспектива потерять еще как минимум север Луганской области, об «освобождении» которой в июле отрапортовал министр обороны Шойгу.

Что с наступлением ВСУ в Луганской и Херсонской областях

Вооруженные силы уже вышли на подступы к Сватово и Кременной, которые находятся вдоль северо-западных рубежей Луганской области. Противник накопил огромные ресурсы для обороны этой линии, которая тянется от Троицкого. Вражеские группировки в районе Сватово и Кременной даже пытаются проводить хаотичные контратаки, чтобы оттеснить украинские войска.

Второй участок, где ВСУ удалось успешно развить наступление от начала октября – это правобережье Днепра на северо-западе Херсонской области. Наши войска прорвались примерно на 30 километров вперед и подошли к линии Сухой Ставок – Давыдов Брод – Дудчаны. Это ближе к Бериславу, чем к Херсону, который расположен южнее по Днепру.

За последние две недели на этих двух плацдармах пока не наблюдается заметных рывков, но это не значит, что наше наступление там забуксовало. Войска не могут не прекращая идти вперед, иначе можно потерять связь с тылом. А это как раз будет на руку врагу.

Если мы растянем свои коммуникации, тогда армия РФ нанесет удар во фланг и наступательной группировке грозит окружение, говорит военный эксперт, полковник Сергей Грабский. Поэтому украинское наступление идет поэтапно, по принципу прыжков: продвижение, остановка, закрепление, подтягивание резервов и подготовка новых рубежей.

«К примеру, мы останавливаемся, закрепляемся на новых рубежах и начинаем работать по переднему краю артиллерией, по объектам в тылу противника системами залпового огня, разрушая его коммуникации, командную структуру, ресурсы и запасы. Когда мы достигаем определенного успеха, мы продвигаемся вперед», – объяснил Грабский.

Нужно понимать, что группировки противника сейчас также пытаются закрепиться на тех участках, к которым они отступили. Там уплотняются боевые порядки, поскольку на новых рубежах теперь держат оборону, условно, 2 БТГр плюс еще 2 из прибывших «отступников». В сумме с их попытками контратаковать это, так или иначе, замедляет скорость нашего продвижения.

Будет ли «жест доброй воли» или «перегруппировка» в Херсоне

Москва, похоже, начинает осознавать всю драматичность своего положения на правобережье Херсонской области, где, собственно, расположен и сам Херсон. По-другому сложно трактовать последние откровения нового командующего оккупационных войск Суровикина о возможности «самых непростых решений». Местные гауляйтеры уже объявили эвакуацию населения и «госорганов» на левый берег или в Россию.

Они объяснили это готовящимся широкомасштабным наступлением ВСУ, которые якобы собираются ударить по плотине Каховской ГЭС. Разумеется, если такая атака действительно произойдет, то за этим будет стоять именно Россия. Но, во-первых, это достаточно прочная конструкция, поэтому разрушить ее не так уж и легко.

К тому же оккупантам и не сильно выгодно подрывать плотину до их ухода с правого берега, поскольку они могут затопить свои позиции и отрезать пути для отступления. С другой стороны, они могут так прикрыть свой отход через Днепр, создав «буферную зону» от украинских войск.

Но есть версия, что после разрушения дамбы левый берег пострадает намного больше чем правый. В тоже время в Крыму могут возникнуть проблемы с водой из Северокрымского канала, который питается из Каховского водохранилища. Поэтому нельзя исключать, что эти заявления могут быть всего лишь предлогом для бегства с правого на левый берег. А чтобы обезопасить себя от ударов ВСУ, оккупанты и колаборанты хотят прикрыться гражданским населением.

Читайте також:  Россияне признали, что воздушное вторжение РФ в Украину закончится для них огромными потерями

Украинские войска уже не первый месяц систематически бьют по вражеским складам, базам, пунктам управления и переправам в Херсонской области. Противник терял эффективную систему управления и обеспечения передовых подразделений. Но несмотря на то, что информационно россиян уже готовят к отходу за Днепр, есть сомнения, что оккупанты отдадут Херсон просто так, без боя.

На правобережье противник только усиливает свою оборону. В район Херсона идет подвоз личного состава из числа российских мобилизованных, хотя некоторые подразделения и вправду выводят на левый берег.

Херсон – это единственный областной центр, который агрессор сумел захватить от начала полномасштабного вторжения. А потому имеет для Москвы символическое значение. Вторая причина – если оккупанты лишатся плацдарма на правом берегу Днепра, откуда они мечтали развить наступление на Николаев и Одессу, то вернуться туда во второй раз они уже никак не смогут.

В-третьих, если ВСУ подходят к Днепру, они ставят под огневой контроль вражескую группировку на левом берегу в Херсонской области. Это минимальный набор причин, заставляющий Кремль держаться за Херсон. Но им все равно его не удержать, это всего лишь вопрос времени – совершат ли они очередной «жест доброй воли» или мы их оттуда выбьем.

«Они действительно не будут убегать так, как они, например, убегали из Харьковской области, потому что, во-первых, у них нет такой возможности. Днепр мешает. К тому же, они не могут уйти без боя. Я не исключаю, что параллельно с выводом войск, они будут проводить массированные обстрелы Херсона, чтобы обвинить Украину и Вооруженные силы», – предположил военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление» Александр Коваленко.

Он отметил, что такими провокациями Москва попытается дискредитировать ВСУ как среди местного населения, так и в международном информпространстве: «мол, видите, это все Украина».

Есть ли риск потерять Бахмут

Единственная локация, где россиянам пока еще удается проводить наступление – это район Бахмута. По данным Минобороны, этот город, который оккупанты буквально равняют с землей, они планируют захватить до конца октября. Бахмут нужен противнику для того, чтобы показать хоть какой-то успех после целой серии поражений.

Но это не единственная причина, говорит военный эксперт, полковник Роман Свитан. По его словам, вражеские группировки хотят выйти к водоводу, который находится за Бахмутом, в районе Часового Яра, чтобы возобновить водоснабжение Донецка.

«Донецк возвышается на 200 метров над Донецким кряжем. Чтобы обеспечить этот город водой, ее забирают из Северского Донца. И дальше система каналов и водоемных станций поднимают ее на 200 метров в Донецк, в Верхнекальмиуское водохранилище. Воды в Донецке нет уже более чем полгода. А без воды они жить не смогут», – объяснил собеседник.

Удастся ли оккупантам в конечном счете пробиться к Бахмуту – оценки опрошенных изданием экспертов разнятся. Мы видели «тактику», с которой агрессор «прогрызался» в Попасную или Пески. Они обстреливают укрепленный населенный пункт настолько, что превращают его в так называемый «лунный ландшафт», объяснил Грабский. На этом участке просто физически не остается, где закрепляться. Что-то похожее они сейчас устраивают и в районе Бахмута. Поэтому здесь решать Генштабу – сопоставимы ли наши потери в этой зоне с целесообразностью ее удержания.

«Перед тем как перейти в наступление, враг может бить по населенному пункту часами, неделями. После чего противник пытается продвинуться туда. Не уверен, что они могут взять Бахмут в ближайшее время, хотя технически они могут его захватить. Но это будет так называемая «пиррова победа» – когда ты достиг цели, а больше ничего уже сделать после этого не можешь», – рассуждает Грабский.

Читайте також:  Крымский оккупационный "банк" объявил об отключении банкоматов

Свитан считает, что тех сил и средств, которые есть у россиян, недостаточно, чтобы взять Бахмут. Кроме того, что этот город сам по себе хорошо укреплен, там есть водная преграда – река Бахмутка – за которую оккупанты не смогут пройти.

«В районе Бахмута самая большая плотность вражеских войск. Для нас это важно, потому что проще уничтожать их где-то в одной точке. И как раз самые большие потери у российских войск именно под Бахмутом. Войти в город они точно не смогут, но мы там их будем держать и уничтожать до последнего», – говорит Свитан.

Крымский мост, мобилизация и Беларусь

Если говорить о перспективах на осенне-зимний период, сейчас есть четыре дополнительных фактора, которые влияют или могут повлиять на общий театр военных действий. Как бы мы скептически не относились к российским мобилизованным, которых без обучения бросают на фронт, они все равно создают для ВСУ дополнительную нагрузку.

Их сейчас направляют в основном для укомплектации и восполнения потерь в тех подразделениях, которые уже воюют в Украине. Но одно дело – уничтожать тысячу оккупантов, и другое – когда их уже три тысячи. Тем более, не всех из них сразу выводят на передовую, часть – все же проходит базовую мобилизационную подготовку в тылу.

Второй фактор – взрыв на Крымском мосту, которым противник направлял обеспечение к своей группировке в Херсонской, Запорожской областях и частично – в Донецкой. Если брать в процентном соотношении, то 70% военной амуниции шло поездами, остальные 30% – автотранспортом, говорит Свитан.

Военное обеспечение через автомобильные полосы на мосту сейчас почти не идет. А железнодорожное полотно как раз пострадало гораздо меньше. Одна ветка функционирует в реверсном режиме, но из-за теплового поражения всей конструкции перехода загруженность вагонов, естественно, меньше. То есть повреждения на мосту нарушило сроки и объемы поставок для южной операционной зоны, но пока еще не остановило их полностью.

«Общее состояние поставок военной амуниции на Крым и дальше на юг уменьшилось примерно в половину. То есть военная пропускная способность моста сократилась на 50%. Чтобы полностью восстановить мост им нужно месяцы, если не год. Поэтому пока он будет работать в таком режиме», – отметил Свитан.

Третий потенциальный фактор, который может отыграться не в нашу пользу – Беларусь. Лукашенко, судя по всему, еще не принял финальное решение о том, будут ли его войска прямо участвовать в боевых действиях. И очень похоже на то, что он пытается всячески увильнуть от этого решения.

Может ли Россия начать наступление на северные области? Может. Но ни самостоятельно, ни вместе с белорусами они не смогут выполнить поставленных задач, о чем РБК-Украина уже подробно рассказывало. Целями, например, может быть прорыв к Ковелю и на Львов, чтобы перерезать логистику для поставок западной помощи. Или даже захват Киева.

Если же цель агрессора – создать еще один очаг напряжения или даже втянуть наши Вооруженные силы в бои на северных границах – такую задачу Москва и Минск, действительно, способны реализовать.

Четвертый фактор – это зима, которая может замедлить темпы наступления. Представьте, что вам приходится воевать в степи, где холодно и дует ветер, приводит пример эксперт Центра оборонных стратегий, полковник Виктор Кевлюк. Противник сталкивается с такими же условиями. Но Вооруженным силам в этом плане легче – они у себя дома и у них есть надежный тыл.

«Еще до конца ноября южную группировку россиян покосят болезни. И учитывая то, какие у них аптечки, то противовоспалительные, противовирусные, противопростудные препараты у них отсутствуют. К тому же никакой подготовки к зимним условиям у них не наблюдается. Нет никакой информации о том, что российская логистика занимается обеспечением печек, строительных материалов для блиндажей», – отметил собеседник. По его словам, зима для оккупантов может быть очень сложной.

Читайте також:  Почему именно Кадыров мог организовать покушение на Осмаева и Окуеву? Про планы Амины Акуевой.

Приоритеты и возможности до конца года

Факторов, которые будут влиять на динамику нашего продвижения до конца года еще больше и они наверняка будут прибавляться. Но, как считают эксперты, за оставшиеся два месяца Украина может добиться больших успехов на поле боя.

«До конца года мы вполне способны, во-первых, завершить операцию по освобождению Харьковской области. Вполне возможно выбить противника с правого берега Днепра в Херсонской области. И к концу зимы, мне кажется, мы можем вернуть по крайней мере северную часть Луганской области», – считает Кевлюк.

Если говорить о задачах-минимум, то технически к концу года нам нужно сломить сопротивление противника в двух ключевых точках – Сватово и Снигиревка, считает Грабский. Снигиревка, которая находится на админрубеже между Николаевской и Херсонской областями – это важный опорный пункт оккупантов. После потери этого города оборона противника на правом берегу Херсонской области разваливается по принципу «домино». Освобождение Снигиревки открывает прямой путь для деоккупации Херсона.

Одна часть украинских войск уже находится на подступах к этому так называемому «снигиревскому выступу» на территории Николаевской области. Ей фактически на встречу двигается вторая группировка – по левому берегу Ингульца с района Давыдова Брода. То есть оккупантов в Снигиревке ожидают не сильно радужные перспективы.

В случае деоккупации Сватово украинская армия, во-первых, перерезает коммуникации противника, которые сейчас обеспечивают оборону врага на линии Троицкое – Кременная. А во-вторых – мы выходим на оперативное пространство, чтобы продвигаться дальше на севере Луганской области.

«Тогда мы выходим на другое направление – на линию Новопсков – Старобельск – Новоайдар. Это создает нам перспективные условия. Если дальше мы прорываемся на Старобельск, то у противника возникают очень большие трудности в северодонецкой агломерации», – объяснил Грабский. А на юг от Новоайдара идет прямая дорога к Счастью – это, можна считать, окраина Луганска.

Что касается Херсона, то если оккупанты примут решение о «жесте доброй воли» – им понадобится считанные дни, чтобы уйти. Но если их придется оттуда выбивать – тогда этот город может быть освобожден уже до конца ноября, допустил Свитан.

«Третье перспективное направление – бросок на Мелитополь и Бердянск. Если украинские войска от Орехова и Гуляйполя двинутся на юг, к Азовскому морю, тогда мы освобождаем Пологи и Токмак, а дальше – выход на Мелитополь и Бердянск. Это то, что мы физически способны сделать даже в ноябре», – спрогнозировал собеседник.

А если к тому времени наши войска зачистят правый берег Днепра в Херсонской области, то вражеская группировка на юге будет в совсем плохом положении. Оказавшись в полуокружении, у противника не будет другого логичного выхода, кроме как отступать в Крым.