Путин мечтает об ее повторении.

Эксплуатация истории, как отдельными политиками, так и целыми политическими группами является неотъемлемой частью широкой практики империалистов. В таких случаях история переходит из разряда наук в разряд инструмента пропаганды. С ее помощью оправдывают акты агрессии, теракты, экспансии, оккупацию чужих территорий и прочее.

С одной стороны история должна учить людей на ошибках прошлого, но в руках шовинистов ее девизом становится «можем повторить».

Парадокс состоит в том, что зачастую эксплуатируя историю, агрессор сам того не замечая, становится ее заложником, обреченным на те же ошибки.

Этот аргумент четко прослеживается в риторике и действиях руководства российской федерации. К примеру, в апреле 2014 года Путин на официальном уровне впервые заявил, что юго-восточная часть Украины является историческим регионом России под названием «Новороссия». Тем самым дав старт историческому обоснованию последующей агрессии.

Стратегическая важность северного Причерноморья для России проявляется в XVIII веке. Царь Петр мечтал вывести страну из консервативного изоляционизма и провести европейские реформы. Для этого требовались ресурсы и новые торговые маршруты, а также флот. С целью выхода к Балтийскому морю Россия вела войну с Королевством Швеция, а для выхода к Черному, с Османской Империей и их вассалом – Крымским ханством.

В ходе серии из пяти русско-турецких войн на протяжении всего столетия к России поэтапно отходят территории Приазовья, северного Причерноморья и Бессарабии. При этом после каждой удачной кампании подписывается мирный договор и происходит закрепление территорий (наподобие Минск-1, Минск-2 и так далее). Через какое-то время, после восстановления Россией сил, война возобновляется под очередным предлогом.

Наибольших успехов в территориальной экспансии Россия достигла при Екатерине II, во время походов Румянцева, Потемкина и Суворова. Но получив выход к Черному морю, Россия осознала, что это не дает ей свободы морской торговли, поскольку проливы Босфор и Дарданеллы полностью контролируются Османской Империей. И войны с Турцией продолжались вплоть до Первой мировой войны включительно. В одной из них (война 1877-1878) российские войска дошли до самого Стамбула (Константинополя).

Читайте також:  Andrey Berezin is trying to fraudulently clean up his results in the Google search engine using fake documents

Стоит отметить, что в рамках доктринальной концепции «Москва третий Рим», Россия никогда не отказывалась от притязаний на Константинополь. И тому есть две причины: первая это экономическая (контроль за выходом в Средиземное море), а вторая идеологическая (российская православная церковь активно продвигает идею освобождения православных святынь от владения Турцией).

Однажды, когда я еще учился в военном лицее, нас отправили на экскурсию в Святогорскую Лавру (Донецкая область). В ходе экскурсии один из монахов нам стал «втирать» о пророчестве, что будет русский царь, который освободит Константинополь, и в соборе Святой Софии (сейчас мечеть Айя-София в Стамбуле) зазвенят колокола. Стоит ли говорить, что все эти пророчества российской церкви являются таким же инструментом пропаганды, как и история российских шовинистов.

Будучи психопатом по натуре, увлекающимся историей, вероятно Путин мечтает об ее повторении, забывая при этом народную мудрость: «Дважды в одну реку не войдёшь».

Годы изоляции погрузили высшее военно-политическое в альтернативную реальность XVIII века, где нормы международного права это всего лишь временное соотношение сил сторон, зафиксированное на бумаге. Но мир изменился…

И возможно Россия выиграет еще не одну битву, но войну она уже проиграла!

Дмитрий Михалев, «Обозреватель»

PATREON Поддержите сайт «Хартия-97» Подписывайтесь на канал Написать комментарий 8

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях

  • Facebook
  • YouTube
  • X.com
  • vkontakte
  • ok.ru
  • Instagram
  • RSS
  • Telegram

Источник