Борислав Береза

Без этого процесса невозможно освобождение от рашизма.

Рано или поздно, но россияне пройдут процесс денацификации и признания своей вины в военных преступлениях в Украине. Это будет для них болезненный и тяжелый процесс, но без него невозможно освобождение от рашизма. В рамках этого процесса мы увидим и суды над теми, кто разжигал ненависть к Украине и украинцам. Так же было и в Германии после разгрома нацизма.

Мы увидим на скамье подсудимых Соловьева, Киселева, Симоньян, Скабееву, Попова, Пегова, Коца, Сладкова и других пропагандистов Кремля, если они не успеют ранее закончить свой путь суицидом. Так и будет!

Во второй половине XX века немецкое общество оказалось, возможно, в самом сложном положении в Европе — перед народом стояла задача переосмысления исторического опыта и создания совершенно нового общественного сознания.

То, как после окончания Второй мировой войны Германия провела работу по преодолению опыта нацизма, многие эксперты считают одним из самых успешных примеров в области «политики памяти».

В основу этого опыта легло понятие вины.

«Признать национальную вину вовсе не означает, как боятся многие, запятнать образ нации. Напротив, у нации появляется возможность внести изменения в самоидентификацию: категорически отмежеваться от преступлений, которые имеются в ее истории, и громко заявить о ценностях гражданского общества», — заявила в интервью Институту Гете исследователь культурного аспекта памяти Алейда Ассманн из Университета Констанца.

Население принудительно заставляли знакомиться со свидетельствами преступлений нацистов, их водили на экскурсии в лагеря смерти, показывали специально снятые кинофильмы.

Однако проводилась такая политика недолго — многие историки отмечают, что основным источником денацификации были иностранные государства, а внутри германского общества царила апатия. Когда немецких тетушек привозили в концлагеря и показывали, что творили нацисты, то эти самые тетушки отказывались в это верить и утверждали, что все это ложь. Они были зазомбированные пропагандой с одной стороны и боялись признаться даже самим себе, что были частью преступного, чудовищного, бесчеловечного сообщества. Это был защитный механизм человеческой психики против признания себя участником чудовищных злодеяний нацизма.

Читайте також:  Кулеба підказав Блінкену, як покласти край агресії РФ проти України

Немцы были охвачены депрессией, страхом, разочарованием. Любые попытки осознать то, что произошло, какое-то время отвергались — люди стремились вычеркнуть этот период истории из своего сознания, отказаться от него, забыть.

На стыке 1950-х и 60-х годов начался обратный процесс — попытки возобновить диалог, общественное обсуждение причин и последствий периода нацизма.

Переломным событием стал «франкфуртский процесс» над надзирателями Освенцима — первое крупное судебное разбирательство в отношении нацистских преступников, проведенное правосудием ФРГ.

Слушания проходили в здании ратуши Франкфурта-на-Майне с конца декабря 1963-го по август 1965-го года. Перед судом предстало 22 подсудимых, из которых только четверо были оправданы. К пожизненному заключению были приговорены шестеро.

Этот суд стал катализатором процесса, начавшегося в обществе еще в середине 50-х годов. Историк Александр Борозняк отметил важную роль видных общественных деятелей, которые возглавили эту дискуссию и мне интересно, кто возьмет эту миссию на себя в РФ?

«Люди, представлявшие цвет интеллигенции ФРГ, не страшились идти против течения, точно и глубоко осмысливали тревожную ситуацию в своей стране, указывали на антигуманную сущность фашистской диктатуры и на опасность ее забвения. Западногерманское общество нашло в себе силы и мужество услышать и понять своих духовных лидеров (к именам Адорно и Ясперса добавлю имена Вайса, Белля, Кеппена, Грасса), воззрения которых оказали непосредственное влияние на смену вектора массового исторического сознания», — писал он.

Немаловажным также стал и тот факт, что в Германии выросло новое, послевоенное поколение. Молодые люди были свободны от сознания собственной, персональной вины и эта свобода позволяла им обсуждать трудные вопросы, зачастую — в форме противостояния, конфронтации со старшим поколением. Так запустился процесс денацификации. Это ждет и Россию.

Читайте також:  Данні, щодо указу Трампа про зняття санкцій з РФ вкрай суперечиві та неперевірені

Борислав Береза, Telegram

Источник