Аббас Галлямов

Не исключено, что Кремль попытается выбрать третий сценарий.

Просто отменить выборы под предлогом введения военного положения будет слишком тупо и приведет к резкому падению легитимности режима. Если сейчас она хромает на одну ногу, то после отмены голосования станет делать это на обе.

Идти на выборы — тоже не выход. Рейтинги снижаются, население явно устало и копит недовольство, запрос на обновление растет. Самое главное, что все это происходит в условиях падающей лояльности элит — тех самых, что должны организовывать нужные итоги голосования.

Не исключено, что Кремль попытается выбрать третий сценарий: предложить обществу вместо выборов какую-то реформу.

Новое обнуление

Например, власти могут сказать, что войдя в противофазу с пытающимся уничтожить Россию Западом, мы обречены теперь на длительное противостояние, которое требует перестройки ряда политических структур и механизмов управления. Необходимо, мол, отказаться от многопартийной демократии, которая есть неплохая форма для мирного времени, но совершено не подходит для ситуации системного конфликта с сильным противником, требующим единства и консолидации.

Российские «патриоты» привыкли молиться на Китай, вот его они и могут попытаться воспроизвести у нас на институциональном уровне. Объявят о слиянии всех «патриотических» партий в единую общенациональную партийную организацию, выдадут их руководителям какие-то небольшие квоты в новой структуре, а заодно пообещают пересажать всех, кто будет против. Одобрительная реакция официальной общественности гарантирована.

Потом будет можно в течение долгого времени вырабатывать единую платформу, собирать для этого пленумы, сессии и съезды — с тем, чтобы утрясти написанное в программах «Единой России», КПРФ, «Новых людей» и иже с ними. При этом можно будет смело говорить людям: «Вы ведь хотели реформ, ну вот и получите». Кроме того, пропаганда получит возможность намекать на то, что вот сейчас, мол, завершим преобразования и тогда экономика пойдет в рост — прямо как в Китае (там правда с ростом сейчас проблемы, но кого волнуют нюансы).

Читайте також:  Олешки. Российские военные массово бегут из города на левом берегу Днепра

Ослабление Путина

Одной из особенностей нынешней политической ситуации является ослабление позиций Путина. Элиты воочию увидели, что он:

а) тоже может ошибаться и проигрывать;

б) утратил то волшебное качество, которое прежде отличало его от остального истеблишмента: его любил массовый избиратель, что и гарантировало системе стабильность.

Результатом ослабления президента стало некоторое укреплению позиций других представителей правящего класса — в первую очередь силовиков. В этом смысле режим начал движение от персоналистской автократии в направлении коллективного руководства. Не факт, что он пройдет указанную дистанцию до конца, однако и исключать этого тоже нельзя.

Китайская модель

Усиливающиеся группы могут захотеть институционализировать изменившийся расклад, закрепив принцип коллегиального руководства. Для этого они тоже могут взять в качестве образца Китай.

Особенностью китайской (как и ранее советской) модели, как известно, является не только однопартийность, и но отсутствие прямых выборов высшего руководителя. Отказ от статуса главы государства как «всенародно избранного» приведет к дальнейшему сокращению дистанции между Путиным и остальными представителями правящей верхушки. Все они окажутся членами политбюро той самой единственной партии, которая останется после реформы, при этом Путин будет лишь «первым среди равных», — так же, как это было, например, в СССР после Сталина.

Представляется, что эта модель вполне способна понравиться силовикам, и они могут одобрить соответствующие реформы. То есть администрация президента будет за — по соображениям политтехнологического характера, а силовики — из-за желания уравнять себя с Путиным.

Я описал лишь один из возможных вариантов реформ, на самом деле они там могут придумать что-то другое. В данном случае важна даже не суть предполагаемых преобразований, речь о том, что количество вариантов, имеющихся в распоряжении Путина, не ограничивается теми тремя, которые я описывал раньше: переизбрание Путина, простая отмена выборов, выдвижение преемника. Есть еще и четвертый путь — реформа институтов управления.

Читайте також:  Світлана Федорова, а воно того варте?

Аббас Галлямов, Telegram-канал «Можем объяснить»

Источник